Меломания. Фёдорова Анастасия

Меломания

Фёдорова Анастасия

 

melomania

Жанр: фантастика, философия, эзотерика.

Аннотация: Эта книга о самопознании и медитации. О пути творца, который проходит учитель, а затем его ученик. Раскрываясь с каждым шагом, они создают новый мир, меняют круговорот энергии во Вселенной. Познание таит в себе опасности, надо быть готовыми к встрече со всеми своими сущностями и демонами. Только любовь сможет указать истинный путь. Путь сердца.

В далеком будущем ученые с помощью нейроморфной вычислительной системы создали Вирту-мир, предназначенный для облегчения существования тяжелобольных людей. Управлял миром искусственный интеллект. Подключение к Вирту осуществлялось инъекцией препарата «Вирту-лайф». Люди, лишенные возможности передвигаться, пребывать в сознании, получали полноценную жизнь в системе. Из обездвиженных куколок в больничных палатах они превращались в ярких бабочек, с легкостью порхающих сквозь миры. В каждом человеке, который попадал в иной мир, происходили необратимые изменения. Люди сливались с невидимой паутиной сети, куда еще не проникал разум человека.

Но, как и следовало ожидать, в реальном мире появились объединения людей, желающих разрушить Вирту. Революционеры противодействовали любым подключениям, атаковали мирных жителей внутри системы. Надвигалась буря, грозящая стереть Вирту-мир с лица Земли.

 

Пролог

 

В какое-то мгновение я создал пение птиц, журчание родников и водопадов. Из пород разных древ сотворил животных, птиц, насекомых. Каждый день я приходил в свою мастерскую, чтобы шаг за шагом творить, зарождать жизнь, наполнять мой мир.

В хрусталь, гагат, цитрин, аметист я вдохнул небооких богов, чтобы взирали на мир свысока. Каждый материал в моих руках звучал, источал дивный аромат. Красное и черное дерево благородно гудело: «М-м-м-м-м-м-м-м», из него я вырезал идолов. Хрусталь и драгоценные камни пели «Ау-у-у-у-м-м-м». Иного звука я от них и не ждал. Гладкая прохладная поверхность притягивала меня как магнит. Я не мог остановиться, раскрывая их образы. Не хватало лишь жизненной энергии. Как безумный я лепил травинки из глины, наполнял водой новые реки, рисовал цветы, склеивал насекомых. Вырезал, вырезал, вырезал.

Наконец-то все было закончено. Я погрузился в себя, желая оживить весь мой мир, ущелья, поймы рек. Шелк зеленый, красный, желтый и голубой. Каждый цветок источал аромат, звеневший в воздухе коротеньким «дзынь!» или длинным «дзы-ы-ы-ы-ы-нь!».

Роскошь созданного приводила в смущение. Внутри меня раскинулась паутина, оплетающая все сотворенные объекты. Я чувствовал каждую песчинку, каждый камушек. Пробежал электрический импульс, мертвая тишина навсегда ушла из моего мира.

Ветер, гладя листву, рождал ее шелест. Застрекотали стрекозы, жучки. Капельки росы мелодично скатывались с лепестков, разбиваясь о землю с легким звоном. Каждая живая душа, если бы я мог их так назвать, вибрировала в ожившем мире. Небоокие улыбались и пели «Ау-у-ум-м-м-м», я вторил им, как тибетская чаша, извлекая звуки из ладони: «Ау-у-ум-м-м-м».

Однако из глубин моего разума продолжали появляться картины будущих объектов: людей. Я слышал их вне моего мира, слышал каждого человека. С приближением некоторых забывал обо всем, плакал, улыбался, трепетал, как водоросли в океане, перекатываясь с волны на волну, падал на колени, не в силах устоять, и вновь взмывал в небо птицей. Я смеялся, как безумный, рыдал, я впитывал их, их души. Я слышал их. Воплотил в этом мире свой дар, чтобы они смогли тоже. Я не мог создать людей сам, мне оставалось только ждать.

Глава 1. Сольвиа

 

Я почувствовал ее раньше, чем заметил. Внутри мелодично зазвенел колокольчик. Динь-динь-динь. Она появилась внезапно. Я даже не успел подготовить для нее место в новом мире. Сердце задрожало, наполняясь теплом. Я обернулся. Она ворвалась ураганом. Смешная, маленького роста, худенькая, с блестящими счастливыми глазами. Я улыбался, глядя, как она грациозно перепрыгивает через лужи. Брюнетка с короткой стрижкой. Она походила на любопытную лису.

— Прогуляемся до того парка? Проводишь меня? — Она наклонила голову на бок и улыбнулась.

Я молча взял ее под руку и повел по тропинке, поросшей изумрудной травой. Она торопилась, оглядывалась, как будто кого-то опасалась. Но я был уверен, что в моем мире ей нечего бояться и всем своим видом старался ее успокоить. Я не знал ее имени, а спрашивать считал нетактичным.

— Сольвиа, — представилась она, — извини, не успела сказать, все так неожиданно случилось.

— Сольвиа, — повторил я. Имя ударяло в нос пряным кардамоном и растекалось сладостью карамели по моему рту, когда я произносил его. — Сольвиа, — я смаковал его на вкус, протягивал, вдыхал его аромат. Отдавало немного шипучкой с мандаринами, корицей. — Сольвиа.

Моего имени она не спрашивала, впрочем, я и не настаивал. Зачем ей, милой веселой девушке, которая, возможно, никогда больше не появится здесь, знать его? Я чувствовал, как ее тонкие пальцы обнимают мою руку, как звенят волосы на ветру, как она взмахивает ресницами, и плыл по течению слившихся в единую реку звуков перестукивания травинок на ветру, хруста первого льда на озере, звенящего опавшего, подгоняемого ветерком листа, который скользил по ледяной глади прихватившего озерца. Я вспомнил деревянную лодочку.

Маленьким, я проводил лето в деревне. Часто мы с братом забирались в лодку и уплывали на середину озера. Там он закидывал удочку за борт, а я ложился на дно, закрывал глаза и погружался в атмосферу звуков, запахов, образов, которые проплывали в моей фантазии. Тишина накрывала нас куполом безмолвия, погружая в медитативную сосредоточенность. Я представлял себя дельфином, ныряющим в глубины вод, любознательным, сильным, способным уплыть далеко. Я нырял к кораллам, прислушивался к колыханию водорослей, наблюдал, как выглядывает из створок рак-отшельник, несущий на своей спине капризную актинию. Мягко шелестел по песку осьминог, кружила, экранируя мои вибрации, стайка мелких рыбешек, а сквозь их ураган проглядывало солнце. Я замирал, залюбовавшись мягкими лучами, согревающими своим теплом воду. Водоросли, зависящие от солнца, мгновенно оживали и вытягивались в сторону лучей.

— Хо-о-о-о, — пели они, — хо-о-о-о.

Хорошо? Тепло? Так они высказывали удовольствие от солнечных лучей и жизни, которую оно дарует им день ото дня.

Когда я засыпал, брат свешивался за борт, опускал голову в воду и кричал в нее:

— Ур-р-рур-р-ру-ур-р-р-ру.

Глупый. Воздух выходил из его легких пузырьками. Но я слышал сквозь сон, как будучи дельфином, я кричу в толщу воды: «Ур-р-р-ру-у-у-у-ур-р-ру-у-у», но мне никто не отвечал. Звуки уходили, отражались от пугливой стайки рыбешек, возвращались ко мне и растворялись в плотном пространстве, заставляя его петь, резонировать, звучать моим «ур-р-р-ру-у-у-ур-р-ру-у-у-у-у».

В такие моменты я просыпался, видел свесившегося за борт брата и, когда успевал, давал ему пинка.

Читать дальше

Аудиоглавы цикла «Меломания» (1-3 главы)

Меломания. федорова анастасия

Рассказ Меломания просится в свет, но он постоянно дописывается, рождаются новые главы, он растет! Поэтому я буду выкладывать по главам в аудиоформе.
Аудио рассказ — новая для меня форма. Я считаю, что она более удобна для восприятия слушателями. По окончании рассказа, я соберу все файлы и конечно выпущу единый текстовый fb2.
Приятного прослушивания!

Меломания. Пролог.

В какой-то момент я создал пение птиц, журчание родников и водопадов. Из пород разных древ я создал животных, птиц. Каждый день я приходил в свою мастерскую, чтобы шаг за шагом творить, создавать, наполнять мой мир. Из хрусталя, гагата, цитрина, аметиста я сотворил небооких богов, чтобы взирали на мой мир с высока. Каждый материал издавал свои ноты, источал дивный аромат. Красное дерево – благородно гудело «Мммммммм» , из него я вырезал идолов, хрусталь и другие драгоценные камни пели «Аууууммм». Иного звука я от них и не ждал. Гладкая прохладная поверхность притягивала меня как магнит. Я не мог остановится создавая их образы. Оставалось лишь вдохнуть в них жизнь. Я как безумный лепил травинки из глины, создавал новые реки, цветы, насекомых, вырезал, вырезал, вырезал. Наконец-то все было закончено. Я погрузился в себя, желая оживить весь мой мир. Ущелья покрытые цветами, поймы рек покрытые цветами. Шелк зеленой, шелк, красный, шелк желтый и наконец-то шелк голубой. Каждый цветок источал аромат, звеневший в воздухе коротеньким «дзынь!» или длинным «дзыыыыынь»! Роскошь созданного, приводила в смущение. Внутри меня раскинулась паутина, оплетающая все созданные мной объекты, я чувствовал каждую травинку, каждый камушек. Пробежал электрический импульс, мертвая тишина навсегда ушла из моего мира.
Ветер, гладя листву, рождал ее шелест. Застрекотали стрекозы, жучки. Капельки росы мелодично скатывались с травинок, разбиваясь о землю с легким звоном. Каждая живая душа, если бы я мог их так назвать, имела свою вибрацию в созданном мною мире. Небоокие улыбались мне и пели «Аууумммм», я вторил им, как тибетская чаша, извлекая звуки из ладони, «Аууумммм». Однако из глубин моего разума продолжали появляться картины будущих объектов. Люди… Я слышал их вне моего мира. Каждого человека. С приближением некоторых я забывал обо всем, глупо улыбаясь, трепетал, как водоросли в океане. Перекатываясь с волны на волну, падая на колени, не в силах устоять, и взмывая в небо вновь, птицей. Я смеялся как безумный, рыдал, я впитывал их… их души…Я слышал их. Я воплотил в этом мире свой дар, чтобы вы смогли тоже… Я не мог создать людей сам, мне оставалось только ждать.

Продолжение в аудиофайлах на youtube!

  • Хочу к Меладзе 5 Проверка PR и ТИЦ
    Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов Всего.RU